Среда, 20.09.2017, 10:35Главная
Экопсихологическая лаборатория
| RSS
Главная » Статьи » Публикации сотрудников

Категории материалов

Статьи [1]
Публикации сотрудников [4]
Публикации друзей [17]



Исследование субъективной семантики объектов городского пространства методом пиктограмм А.Р. Лурии

Идея использования метода пиктограмм, предложенного А.Р. Лурией в качестве метода клинического исследования, для исследования субъективной семантики объектов городского пространства, была почерпнута из книги Х.Э. Штейнбаха, В.И. Еленского «Психология жизненного пространства» и имеет под собой серьезную методологическую основу. (Х.Э. Штейнбах, В.И. Еленский, 2004, С. 70-84) Это советская теория отражения (И.М. Сеченов, И.П. Павлов, В.М. Бехтерев, Б.Г. Ананьев, С.В. Кравков, А.Н. Леонтьевым, С.Л. Рубинштейн, А.А. Смирнов, Б.М. Теплов) и проблема взаимосвязи образа и деятельности (А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов), исследования психосемантики сознания (В.Ф. Петренко, Е.Ю. Артемьева, В.П. Серкин, О.В. Митина и др.), когнитивно-информационные модели долговременной памяти в отечественной (М.А. Холодная, Н.И. Чуприкова, И.П. Меркулов, Вл. Соловьев) и зарубежной психологии (Anderson, 1976, Ребеко, 1998, Quillian,1968; Shaeffer and Wallace,1970; Conrad,1972; Collins and Loftus,1975 и др.),  проблема ментальной репрезентации (Rosh, Mervis, 1975, Nosofsky, 1992, Denis, 1989), образа как элементарной единицы ментальной репрезентации (Kosslyn, 1973, Brooks,1968) и теория двойного кодирования (А.Р. Лурия, Farah, 1988, 1995, Paivio,1965, Baddeley,1976 и др.), теория социальных представлений (Московичи, Ж.-П. Кодол, Д. Жоделе), исследования образа города (К. Линч, Дж. Голд, Ст. Милграм), психология сознания, группового сознания и ментальности (Г.В. Акопов, Т.В. Семенова и др.).

Экспериментальная процедура заключается в следующем. На основе ранее проведенных исследований автором выбирались объекты городского пространства, обладающие «наибольшим весом» - то есть те, которые признаются наибольшим количеством человек самыми важными и значимыми. Далее, по методу, известному под названием «метод пиктограмм», респонденты должны за определенное время запомнить последовательность из 20 этих объектов при помощи небольших наскоро сделанных рисунков, и, соответственно, потом правильно воспроизвести эту последовательность. Как известно, данный метод позволяет проникнуть в глубину ассоциативного ряда опрашиваемых лиц, выявляя, таким образом, их глубинные установки в отношении называемых предметов. В этом смысле метод пиктограмм может не без оснований быть причисленным к проективным, при этом ограниченное время, даваемое на запоминание слов, повышает долю искренности во время ответа. Этот метод был использован нами для исследования глубинных личностных установок в отношении значимых объектов городской среды, их семантической наполненности в индивидуальном сознании. Данная методика, применяемая к исследованию семантики объектов городской среды, в авторском варианте называется «метод исследования субъективной семантики среды».

Нами было обследовано 46 человек, студентов психологического факультета Самарского государственного педагогического университета 2, 3 и 4 курсов. Выборка слов была сформирована по результатам предыдущих исследований и состояла из 20 наиболее значимых объектов-символов г. Самара, среди которых: Набережная, пл. Кирова, пл. Куйбышева, пл. Революции, ул. Свободы, пл. Чапаева, Металлург, ул. Авроры, ул. Гагарина, Безымянка, ул. Куйбышева, ул. Ленинградская, Московское Шоссе, ул. Ново-Садовая, ул. Победы, ул. Полевая, Волжский проспект, пр. Кирова, пр. Ленина, ул. Стара-Загора.

Далее эксперимент проводился по правилам классического метода «Пиктограмм», только в сокращенном варианте. Даже не смотря на небольшое количество испытуемых, результаты получились весьма интересными и в чем-то даже неожиданными.

Во-первых, вопреки нашим ожиданиям, очень мало ассоциаций по содержанию было связано с семантическим значением слов-названий. Изображения, как правило, были связаны непосредственно с объектами городского пространства, названия которых были использованы в качестве слов-стимулов. На рисунках чаще всего изображается часть городского пространства, в сознании реципиента непосредственно связанная с называемым объектом, или, иначе говоря, схематичный план местности как часть когнитивной карты города. Например, слово «Металлург» изображалось в качестве стадиона, пл. Кирова – как памятник, дворец им. Кирова и пересечение транспортных маршрутов (37,34 – автобусных и трамвайного пути), пл. Революции – памятник в круге и огибающий его 37 маршрут автобуса и т.д.

Такие изображения позволяют выделить объекты, тесно связанные в ментальной карте респондента с называемым; обладающие в силу каких-то своих особенностей наибольшим весом, наибольшей значимостью в сознании реципиента. Наконец, эти небольшие схематичные изображения позволяют в большой степени раскрыть субъективное семантическое значение символа, или так называемого «узла» городского пространства, которое нередко оказывается схожим у большинства опрашиваемых.

К этой же категории можно отнести и пиктограммы, когда на название одного объекта городского пространства, мы получаем изображение другого, каким-то образом с ним связанного. Например, это может быть рисунок ракеты в ответ на стимул «пр. Ленина», или Монумента Славы на стимул «пл. Славы». В данном случае названное в качестве стимула словосочетание является обозначением среды города, символом и семантическим узлом которой является уже изображаемый в виде пиктограммы объект.

Во вторых, ассоциации оказались схожи у большинства респондентов. Например, на рисунке «пл. Кирова» у 35 из 46 человек оказалось изображение здания ДК им. Кирова, а на пиктограмме «Набережная» практически у всех (46 человек) содержится схематичное изображение р. Волги, у 43 человек ни рисунке фигурирует резная ограда.

Встречаются рисунки, обозначения на которых понятны только самому автору, так как связаны с событиями его личной жизни, либо лицами, которые проживают в районе названной достопримечательности. Такие рисунки раскрывают тесную связь пространства города с историей жизни реципиента, степень его личной включенности в освоение той или иной территории города, особенности его мировосприятия и сюжетно-ролевой контекст его жизни. Например, у одного испытуемого на пиктограмме «ул. Свободы» появилась надпись «Слава, Юля», видимо, проживающих на вышеназванной улице.

Большой интерес представляют пиктограммы, непосредственно не связанные с образом называемой среды, но отражающие семантическое содержание слова-названия. К таким изображениям относятся звезда в круге с серпом и молотом как ассоциация на словосочетание «ул. Победы». В данном случае можно говорить о большом значении названия в формировании характерных особенностей образа города, когда достаточно сильное в смысловом значении название накладывает отпечаток на восприятие объекта городского пространства и формирует у субъекта определенное отношение к нему. Одним из примеров такого неудачного названия является название станции метро «Безымянка». В сознании горожан это место связано с трудноидентифицированной территорией, в изображениях города фигурирующей как пустырь, высокой преступностью, общим неблагополучием и другими нелицеприятными вещами, которые обычно приписываются всему неизвестному. В описанном эксперименте в качестве характерной ассоциации на название «Безымянка» выступило изображение птички, по ассоциации с так называемой «Птичкой» - птичьим рынком, расположенным в непосредственной близости от станции метро. Название «ул. Полевая» провоцировало появление на изображениях улыбающегося клоуна и эмблемы Макдоналдса.

Таким образом, мы перешли к четвертому типу пиктограмм, не являющихся по своей сущности пространственной схемой, а изображающих объект, связанный с социальными стереотипами, существующими в сознании горожан в отношении называемого места. К таким пиктограммам можно отнести, например, изображение полуобнаженной девицы в ответ на словосочетание «ул. Победы», изображение флага футбольной команды «Крылья Советов» в ответ на стимул «Металлург», сталкивающихся машин – на стимул «Московское Шоссе».

Встречаются и такие пиктограммы, которые отражают личные, субъективные установки в отношении называемого места: «Волжский проспект» - в виде плывущего по воде кораблика, «ул. Ленинградская» - в виде разодетого в яркую цветную одежду человека.

Таким образом, с нашей токи зрения применение данной методики более чем оправдало себя. Конечно, полученные нами результаты не могут претендовать на какую-либо универсальность, но сама возможность применения данной методики к исследованию образа города открывает перед нами новые перспективы. Во-первых, это возможность получения невербального ответа на вербальный стимул, а значит, возможность исследования связи невербального и вербального семантических пространств в контексте выбранной темы. Во-вторых, изучение трудноуловимой, но настолько значимой в исследовании образа города цепи образно-пространственных ассоциаций. Кроме того, данная методика позволяет эмпирически выявить и зафиксировать актуальные социальные стереотипы в отношении определенных районов/мест/объектов городского пространства, а также причины негативного или позитивного отношения к этим объектам. Результаты, полученные при помощи данного метода, позволяют в полной мере оценить, насколько тесно, практически неотделимо связаны в сознании человека образ пространства, или его так называемая когнитивная карта, с системой значений и личностных смыслов субъекта.


Список литературы:

1. Акопов Г.В. Проблема сознания в психологии. Отечественная платформа. Самара. Изд-во СНЦ РАН – СамИКП, 2002

2. Акопов Г.В., Иванова Т.В. Феномен ментальности как проблема сознания // Психологический журнал, 2003, №1. Том 24. С. 47-55.

3. Артемьева Е.Ю. Введение в психологию субъективной семантики. – М.: Смысл, 2004

4. Артемьева Е.Ю., Стрелков Ю.К., Серкин В.П. Структура субъективного опыта: семантический слой и другие// Мышление и субъективный мир. Ярославль: Изд-во Ярослав. Ун-та, 1991

5. Блинникова И.В. Зрительный и пространственный опыт в мысленных репрезентациях// Психологический журнал.1998. №1

6. Бойко Е.И. Механизмы умственной деятельности. (Динамические временные связи). М., 1976 с. 46.

7. Голд Джордж. Психология и география. Основы поведенческой географии. - М.: Прогресс, 1990.

8. Завалова Н.Д., Ломов Б.Ф., Пономаренко В.А. Образ в системе психической регуляции деятельности – М.: «Наука», 1986

9. Иванова Т.В. Городская ментальность как предмет психологического исследования. – Самара. Изд-во СНЦ РАН, 2003

10. Когнитивная психология. Учебник для вузов / Под ред. В. Н.Дружинина, Д. В. Ушакова — М.: ПЕР СЭ, 2002 — 480 с

11. Леонтьев А.Н. Образ мира //Избр. психолог. произведения, М.: Педагогика, 1983, с. 251-261.

12. Линч, Кевин. Образ города. - М.: Стройиздат, 1982.

13. Лурия А.Р. Язык и сознание. Под редакцией Е. Д. Хомской. Изд-во Моск. ун-та, 1979, 320 с. С. 91-115

14. Милграм, Стенли, Эксперимент в социальной психологии. – СПб: Изд-во «Питер», 2000. С.335.

15. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. – СПб.: Питер, 2005

16. Петухов В.В. Образ мира и психологическое изучение мышления \\Вестник Московского Университета. Серия 14. Психология.1984, №4.

17. Р. Солсо Когнитивная психология, 6-е изд. — СПб.: Питер, 2006, Серия «Мастера психологии»

16. Серкин В.П. Методы психосемантики: Учеб. пособие для студентов ВУЗов. – М.: Аспект Пресс, 2004

17. Собкин, В.С., Шмелев А.Г. Психосемантическое исследование актуализации социально-ролевых стереотипов// Вопросы психологии, 1986, №1 С.124-137

18. Шабанов Л.В. Методологические проблемы исследования восприятия образа города как единой (целостной) картины для разных групп и категорий граждан

19. Штейнбах Х.Э., Еленский В.И. Психология жизненного пространства. – СПб: Речь, 2004 – 239с
A. Pallant, P. Timmer, S. McRae Cognitive Mapping as a Tool for Requirements Capture

20. Moscovoci, S. On social representation. In: Forgas, J. P. (ed.) Social Cognition: Perspectives on everyday life. London: Academic Press, 1981

Категория: Публикации сотрудников | Добавил: EnvpsyLab (31.10.2007) | Автор: Любовь
Просмотров: 7372 | Рейтинг: 5.0/1 |

Создать бесплатный сайт с uCozCopyright MyCorp © 2017